Фоторепортажи,живопись,арт

среда, 22 февраля 2012 г.

Открытое письмо главному редактору газеты «Время» Марату Асипову

http://www.zonakz.net/blogs/user/gavrilko/21047.html

Открытое письмо главному редактору газеты «Время» Марату Асипову

                                                    Уважаемый г-н Асипов!

Пишу Вам главным образом для того, чтобы сказать большое человеческое спасибо! Редактируемое Вами издание значительно раздвинуло мои жизненные горизонты. Раньше я считала дурацкое выражение «О коллегах – как о покойниках: либо хорошо, либо ничего!» не лишенным некоего здравого смысла.  Действительно, у врачей считается зазорным стращать на приеме своих пациентов другими врачами,  хорошему учителю вряд ли придет в голову на уроке рассказывать ученикам, какая бяка другой учитель, а журналистам одной газеты совершенно не делает чести подтасовывать факты, стараясь опорочить перед читателями коллегу из другого издания. Теперь я вижу всю смехотворность этих представлений. Спасибо Вам и собкору газеты «Время» Виктору Мирошниченко, вы открыли мне глаза!

После прочтения разоблачительной статьи «Тайна индейского хана» (
http://www.time.kz/index.php?module=news&newsid=25927) ее автор Виктор Мирошниченко и сам открылся мне с иной, неведомой ранее стороны, - как журналист с большой буквы  «Жэ»,  блюститель фундаментальных ценностей  гуманизма и общественной морали, обличитель беспринципной богемы и неутомимый правдоруб и правдорез. Особенно храбро и бескомпромиссно он режет правду-матку про давно ушедших акимов (о действующих я что-то ничего разоблачительного под его авторством и не припомню, но эту реплику можно отнести исключительно к моему скандальному, по мнению Виктора, нраву). В статье «Тайна индейского хана» фактаж подобран таким образом, что ни один скептик  не усомнится, что перед ним -  пример объективной, честной, справедливой и ни разу ни в одном месте не ангажированной журналистики. Ведь это только с первого взгляда может показаться, что статья напоминает сведение личных счетов и вообще вызывает легкое недоумение: а чего это автор республиканского издания вдруг вспомнил гражданский процесс двух летней давности, ни на одном судебного заседании которого он, к слову, не присутствовал? Со второго же взгляда становится совершенно ясно, что журналист преследовал иные, более возвышенные цели. Очевидно, что ханы и батыры – не более, чем внешний антураж, эффектная декорация, а задумывалась и писалась статья для того, чтобы показать общественности истинное  лицо коллеги Виктора Мирошниченко – журналиста Веры Гаврилко. И лицо это, как намекает нам автор, заслуживает всяческого осуждения и порицания. 

Описывая свою коллегу-собкора, Виктор не пожалел самых черных красок. Правда, сколь-нибудь внятных фактов о злодеяниях Гаврилко у автора под рукой не оказалось. Но зачем нужны факты, когда в журналистском арсенале имеется целый набор уничижительных эпитетов? Общественность должна содрогнуться, узнав со страниц Вашего уважаемого издания об этой«скандальной особе», известной «своим умением генерировать и развивать конфликты практически с любым человеком, неудачно попавшим в ее поле зрения». В качестве примера приводится предприниматель Максим Калинин, который настолько неудачно «попал» в это самое «поле зрения», что впоследствии даже был вынужден объявить свою фирму банкротом. Ну, подумаешь, забыл при этом  Мирошниченко упомянуть, что фирму Калинина, на самом деле, закрыл суд - за грязь, за антисанитарию, за упорное игнорирование предписаний уполномоченных органов. И о том, что серьезные проблемы с санитарными врачами начались у фирмы Калинина еще до начала «пельменного процесса». Какая ерунда! Истинный журналист с большой буквы «Жэ» никогда не опустится до смакования таких низкосортных сплетен, как судебные решения и определения, не так ли?

Зато, наверняка, Мирошниченко располагает железными доказательствами причастности Веры Гаврилко к распространению неких листовок, как он пишет, «крайне мерзкого и порочащего его(Павла Афанасьева) содержания»? Нет, совсем не располагает? Зачем же тогда  упоминает рядом эти листовки и имя Веры Гаврилко? Причем, упоминает так  хитро, что в суд его за клевету не привлечешь, - отбрехается. Поднаторел, чай, на журналистских-то семинарах. Чуть что, завопит: люди добрые, я ведь нигде не утверждал, что это именно Гаврилко распространяла эти листовки! Правду говорят: безнаказанно обгадить человека – это ведь большое искусство. А  общественность, глядишь, лишний раз и содрогнется.

Вот только никак в толк не возьму, зачем Виктор так откровенно наврал читателю, когда написал, что «Крестников покинул пост председателя североказахстанского филиала Казахстанской ассоциации художников и перестал вести бурную общественную жизнь». Даже как-то неловко стало за коллегу: ну не знаешь, как оно есть на самом деле, не слушай сплетников – позвони первоисточнику, спроси. Не зверь же какой, не укусит. На самом деле поста председателя Крестников не покидал, продолжает участвовать в общественной жизни города, участвует в коллективных выставках и организует персональные. Одна из последних недавно с успехом прошла в Астане, и ваше уважаемое издание даже опубликовало об этом подробный репортаж.
 
Вот в чем Мирошниченко не соврал, так это в том, что у меня действительно в свое время возникли серьезные вопросы к юристу, члену Союза журналистов, члену областного совета по журналистской этике Павлу Афанасьеву. И не только у меня одной, а также у редактора городской газеты «Петропавловск.kz» Екатерины Назаренко (как Павел отличился в гонениях на это издание, Екатерина подробно рассказала в  своей статье «О том, как друг оказался на вражеской стороне», получившей широкое распространение в интернете).  На мой субъективный взгляд, у Павла Афанасьева вошло в дурную привычку  использовать свои контакты с журналистами для шельмования его оппонентов в судебных процессах, и недавняя серия публикаций Мирошниченко, рассказывающая об иске Афанасьева к его бывшим однопартийцам из «Ак-жола», похоже, лишь доказывает мою правоту. Факт обращения в совет по этике был, подтверждаю. Правда, Виктор не совсем точно уловил содержание разговора на заседании. Но тут у меня лично к Мирошниченко нет никаких претензий: его-то ведь самого на заседании не было, а председательствующая на совете жена Виктора Зауре Жумалиева и член Павел Афанасьев, возможно,  запамятовали донести до него некоторые нюансы. А спросить у противоположной стороны, то есть у меня, Виктор, подозреваю, постеснялся. 

Много интересного узнала я о себе и из комментариев к статье Мирошниченко на вашем сайте. Я даже не спрашиваю, модерируются ли они вообще? Заметьте, господин редактор, я не задаю глупых вопросов, понимаю, что комментарии – это и есть самый цимес и няшечка-вкусняшечка. Только мне показалось, что комментаторам на вашем сайте не хватает размаха. Ну что это: какие-то«увеселения с цыганами» (Островского начитались, что ли?), «ночевки на лавочке», «зассаные собакой песочницы», какие-то невнятные семейные разборки! Мелко, господа, мелко! Полагаю, публике нужны другие «факты», пожирней да позажаристее. Могли бы придумать, например, что Гаврилко натравливает своего чау-чау на беззащитных малюток, вырвав их из рук матерей. Или – вот это круто! – тайно участвует в сатанинских обрядах на кладбище.  Или - используя свое журналистское удостоверение, вступает в извращенные сексуально-коррупционные оргии с судьями и прокурорами. Вот это размах, вот это мощь! Что там эти ваши увеселения с цыганами, смешно даже… 

Вам смешно, господин главный редактор? Мне, честно признаться, не очень. Не хотелось бы излишне морализаторствовать, ведь все мы взрослые люди и прекрасно знаем, что делаем. Однако, на мой взгляд, этой публикацией Ваше издание перешагнуло ту тонкую грань, которая отделяет понятие «журналистское сообщество» от дикой своры, живущей по законам джунглей.  Поздравляю Вас, газета «Время» создала прецедент! Этой публикацией вы словно из стартового пистолета выстрелили: нате, грызитесь, журналюги, обливайте друг дружку дерьмом на потеху досточтенной публики!

И ведь какой простор-то открывается, посудите сами! Где самого журналюгу и уцепить-то, вроде, и не за что, всегда можно опереться в своих изысканиях на его родственные связи. Ведь все мы люди, все мы человеки. Почти у всех у нас есть мужья и жены, которые иногда запивают, заболевают, увольняются с работы, уходят налево и, случается, выигрывают (проигрывают) гражданские процессы. Это раз. У многих есть дети. Дети имеют свойство иногда попадать в дурные компании. Это два. У всех без исключения есть соседи. Соседи зачастую имеют к нам претензии по поводу шума, содержания собак (мужей, жен, детей – нужное подчеркнуть). Это три. Ну и, разумеется, у каждого, почти у каждого журналиста есть враги, нажитые в результате профессиональной деятельности. И что теперь прикажете делать - принимать заказы и «мочить» друг дружку?

В статье Мирошниченко обращает на себя внимание многозначительная фраза о   репутационных потерях, которые, дескать, никто обычно не считает. Не знаю, чьи именно потери он имел в виду. Если это он про художника, то наивность автора умиляет. Представители богемы и прочего аморального шоубиза, как известно, живут по принципу: «Всё пиар, кроме некролога». Богема – она, знаете ли, такая богема. А вот для журналиста репутация – это действительно, серьезно, это его капитал.  Ведь речь идет о доверии читателей к его материалам, особенно, так называемым «разоблачениям». 

Сейчас Виктор Мирошниченко, наверное,  радуется, что своей статьей он уронил мою репутацию. А вот мне с грустью видится другое, - что он и свою тем самым не возвеличил. Возьмется ли кто-то подсчитать  репутационные потери лично Виктора Мирошниченко, редакции газеты «Время» и всего журналистского цеха, и сколько неискушенных в наших играх читателей после прочтения этой статьи поспешат вымыть руки, сплюнут и скажут что-то вроде: «Вот не зря я не люблю этих журнализдов, твари они все конченные…»

Вера ГАВРИЛКО,
журналист.